КРИСТИНА ПЕСТОВА

ИСТОРИЯ В ЛИЦАХ 

 

Выставка «Промзона» Павла Отдельнова родилась из истории семьи художника: автор рассказывает, как несколько поколений посвятили жизнь химическому производству, о котором сегодня предпочитают не вспоминать. Отец, бабушка и дедушка художника работали на дзержинском химическом заводе «Капролактам», который сегодня представляет собой не больше, чем объект исследования.

 

Краткая аннотация к выставке заставляет зрителя ожидать откровения: история страны или свидетельство производственного бума прошлого, рассказанные через призму семьи, вызывают некий трепет, обусловленный еще и тем, что таким рассказам принято безусловно верить.

 

На входе в выставочные залы зрителю сразу же бросается в глаза коридор (полоса серой и полоса белой краски) – наследие советского интерьера и признак любого публичного учреждения: горизонт на уровне глаз и неприглядный тусклый цвет снизу. Глядя на коридор, сразу представляется бесконечная череда комнат – аллегория бездушности советского режима, иронично обыгранная писателями того времени. Художник разделил пространство выставки на несколько секций: «Следы», «Доска почёта», «Музей», «Песок», «Руины», «Кинозал». В каждой комнате располагался один раздел. Логика проекта позволяет разделить все залы на две части: документальная и пространственная. В первой из них – серия живописных работ, в которых замерли руины дзержинского «Капролактама», и свидетельства современников – записки и дневники рабочих завода.

 

Текстовый блок выставки становится связующей нитью и интригующей нотой на протяжении всей первой части (во второй части количество дневниковых записей уменьшается, появляются заметки Павла Отдельнова о состоянии дзержинского завода в настоящее время). Из этих историй мы узнаем о быте рабочих и ежедневных опасностях, о трагедиях, которые уносили жизни десятков людей, и смешных жизненных ситуациях. Визуальная аскетичность живописного стиля автора разбавляется живым языком, порой заигрывающим с драматичным сюжетом проекта. Тем не менее, чрезмерная литературность выставки делает живопись Отдельнова скорее иллюстрациями, чем самостоятельными работами. Зритель обращает внимание на поразительную реалистичность пейзажа, на лаконичность изображения, созданного художником, и снова возвращается к текстам, которые раскрывают тему «Промзоны» гораздо полнее и человечнее.

 

Особое место в первой части выставки занимает зал «Доска почета» – кульминация людских историй в проекте. Автор нашел в старых газетах множество фотографий людей, которые работали на производстве в Дзержинске и в разное время были упомянуты как передовики труда. Их стертые, почти одинаковые лица Отдельнов повторил в серии живописных портретов. Рассмотреть лица невозможно, как невозможно и подойти к ним вплотную из-за груды разбросанных вокруг противогазов. Именно здесь становится ощутимой дистанция между рабочими и их музейными зрителями. Маски на полу, с трудом узнаваемые лица подытоживают наличие очевидной пропасти между поколением рабочих завода и современным.

 

В зале с портретами зритель впервые обращает внимание на исследовательскую интонацию проекта. Помимо первой, документальной части, в которой свидетельства очевидцев соседствуют с фотореалистическими работами художника и газетными портретами, Павел Отдельнов представляет пространственный взгляд на дзержинский комплекс, приводя в пример переписку с Клаусом Фритцше, бывшем в лагере для военнопленных немцев и написавшем об этом книгу воспоминаний. Художник приводит фрагменты переписки с писателем и просит помочь восстановить по памяти размеры и точное расположение жилого комплекса лагеря, чтобы воссоздать карту Дзержинска того времени.  

 

Кроме работы с картой, во второй части Отдельнов представляет два видео, вынесенные в отдельный зал – «Кинозал». Снятые в настоящее время на территории бывшего завода и демонстрирующие огромные заброшенные цеха наравне с пугающими своим размахом химическими загрязнениями видеоработы затрагивают не только тему памяти и места, но и тему времени. Самым сильным образом выставки можно по праву считать съемку полуразрушенного здания цеха, в котором производили химию для борьбы с растительностью возле железных дорог. Несмотря ни на что, сегодня на крыше этого массивного здания растут березы, не обращающие никакого внимания на химическое прошлое своего пьедестала.  

 

Во втором видео показаны масштабы химических загрязнений, оставшихся после расформирования производства. Их ядовитая красота, протянувшаяся на километры и снятая на современную технику, ставит смысловую точку в расследовании художника.

 

Кажется очевидным, что для создания проекта «Промзона» Павел Отдельнов исследовал архивные материалы. Его семья, тем не менее, не становится краеугольным камнем всего проекта, но влияет на фокус взгляда художника: благодаря ней на выставке много «человеческого присутствия», которое выражается в выборе текстовых заметок – никакой статистики, только личные истории. Тем не менее, проект может показаться излишне романтизированным и «стерильным». Музейность в сочетании с лаконичностью живописных работ создают ощущение наблюдения со стороны, а не раскрытия личной истории. 

 

Производственная тематика и опыт переживания постсоветского прошлого лучше знакомы зрителям регионов, многие из которых до сих пор работают на производствах. Возможно, поэтому первые несколько лет проект «Промзона» в разных частях кочевал по России: «Химзавод» был показан в галерее FUTURO (Нижний Новгород), «Доска почёта» в Ставропольском краевом музее изобразительных искусств, «Белое море. Чёрная дыра» в ГЦСИ Арсенал (Нижний Новгород), «Руины» в галерея Виктория (Самара). Тем не менее, финальная выставка была окончательно собрана в Москве. 

 

На сегодняшний день очевидна центричность российского современного искусства. Происходят попытки разбить эту бинарность и создать местные арт-площадки, однако часто они разбиваются о необходимость широкой аудитории, которую видят только в Москве и крупных локальных центрах. В подобном контексте рассказ об истории и наследии советской химической промышленности носит скорее просветительский характер и зачастую лишь больше дистанцирует регион от центра.