17-я Молодёжная выставка: колыбель московского кураторства 

В 1986-м году в Москве состоялась 17-я отчётная выставка молодёжной секции МОСХ РСФСР. Именно этот регулярный смотр московского подразделения Союза художников РСФСР стал переломным в истории выставочной практики современного искусства. 17-я Молодёжная кардинально изменила представления о том, какой должна быть выставка современного искусства и какую роль играет её организатор.

 

В художественном сообществе СССР образца 1986 года профессии «куратор» в значении «автор, создатель выставок» не существовало. У сборных или тематических советских выставок в принципе не было артикулированных авторов-создателей. До определённого момента для появления кураторов и кураторства не было предпосылок, ибо система отчётных выставок Союза художников работала по давно заведённому порядку.[1] С организационной точки зрения этот порядок был удобен Союзу, но однообразие и шаблонность отчётных выставок, слабый интерес к ним зрителей и, как следствие, их убыточность  перестали устраивать многих участников современного художественного процесса.

 

Чтобы изменить заведённый Союзом художников порядок и модернизировать отчётные выставки, нужен был веский повод. Группа искусствоведов, связанных с журналом «Декоративное искусство СССР», этот повод придумала. Даниил Дондурей и Георгий Никич предложили в качестве эксперимента провести социологическое исследование на примере одного из молодёжных смотров Союза художников. Так очередная отчётная выставка Молодёжной секции МОСХа, волею случая 17-я по счёту, стала экспериментальной платформой. Исследование называлось «Повышение эффективности художественных выставок» и должно было изучить интерес и отношение зрителей к современному советскому изобразительному искусству. Полученные результаты помогли бы в дальнейшем организовывать выставки лучше, сделать их интересней, тем самым привлечь внимание зрителей и увеличить посещаемость. Важно, что в самом факте регулярности отчётных выставок МОСХа изначально были заложены «проектные» возможности. Такой эксперимент показался нужным и был заказан Союзом художников СССР.

 

Экспериментальные рамки социологического исследования расширили возможности организаторов, которым удалось полностью «переформатировать» выставку, превратить её в «художественный проект».

 

Впервые в истории отчётных выставок Московского союза организацией занимались не художники, а искусствоведы, которые из стандартного смотра сделали новое по свойствам событие. Поставив под сомнение форму проведения отчётных выставок МОСХа и защитившись ярлыком социологического эксперимента, организаторы сформулировали оригинальную авторскую концепцию для очередного смотра. Так в 1986 году у выставки современного советского искусства появились авторы, которых мы сегодня называем кураторами.

 

Авторская концепция в организации отчётной выставки подразумевала целый ряд новшеств. Первым делом был реформирован выставком: помимо художников в состав отборочного жюри вошли искусствоведы. Это изменение кардинальным образом повлияло на качественный состав выставки. Впервые были отобраны и показаны работы художников, по правилам МОСХа не имевших ни права, ни возможности выставляться. Именно искусствоведы сформулировали новые принципы экспонирования: отказавшись от общепринятого ранее повидового принципа деления, дополняемого декоративной развеской «по пятну», они сгруппировали работы по содержательному и стилистическому сопряжению, обозначив художественные явления в современном искусстве.

 

Организаторы стремились сделать выставку максимально открытой и доступной зрителю. Кроме подписей к произведениям и нескольких поясняющих текстов, в Большом зале выставлялись фотопортреты участников с краткими биографическим справками. Сами искусствоведы-организаторы в роли консультантов поочерёдно дежурили в выставочных залах, отвечая на вопросы посетителей. Так современное искусство устанавливало прямую связь со зрителями. Важно, что это выставочное событие не было ограничено только экспозиционным рядом: оно предполагало активное взаимодействие искусствоведов, художников и зрителей.

 

Специально для 17-й Молодёжной выставки художником Иваном Лубенниковым и архитектором Александром Скоканом был придуман прогрессивный и запоминающийся дизайн экспозиции. Главная идея оформления – всё не так, всё наоборот, всё ново и непривычно. Каркасные конструкции из бруса встречали зрителя уже на улице, перед входами в выставочные залы на Кузнецком мосту. Внутри Дома художника те же конструкции формировали восприятие пространства как светлого, наполненного воздухом, прозрачного и просвечивающего. Конструкции были чёрными с небольшой долей красных и белых деталей, а стены залов были затянуты перевёрнутыми белой стороной обоями и чёрной бумагой. На возвышении сцены в главном зале стоял дорожный знак «Уступи дорогу», что можно было интерпретировать как «Посторонись!», «Дорогу молодым!». С помощью оригинального дизайна создатели выставки как бы декларировали: здесь эксперимент, здесь молодёжь, здесь свобода!

 

Впервые в истории официальных смотров Союза художников работы с выставки мог купить любой зритель «с улицы», а не только государство. В итоге 39 работ было продано. Эта скромная попытка арт-рынка не была самоцелью, но явилась важным прецедентом.

 

 

 

17-ю Молодёжную выставку сопровождала обширная культурная программа – лекции, кинопоказы, рок-концерты, поэтические вечера, а также однодневные мини-выставки. В рамках экспериментальной «Лаборатории» организаторы экспонировали творчество молодых художников андеграунда, что имело революционные последствия. Через открытый выставкой «портал» художники-подпольщики ворвались в московское арт-пространство и стали его главными действующими лицами.

 

Популярность 17-й Молодёжной выставки не была бы столь громкой, если бы не хорошо подготовленная PR-кампания. Предваряющие репортажи по Центральному телевидению, регулярные телерепортажи с выставки, шквал публикаций в прессе – порядка 70 очерков и критических статей в газетах и журналах – таковы плоды сотрудничества организаторов 17-й Молодёжной выставки с отделом пропаганды Союза художников СССР. Впервые в истории Молодёжная выставка МОСХа вызвала ажиотажный интерес: за 18 рабочих дней залы на Кузнецком мосту посетило рекордное число зрителей – около 70 тысяч. Организаторы добились того, что на выставку современного искусства стояли многочасовые очереди.

 

Усилиями своих создателей рутинная отчётная выставка МОСХа превратилась в живой и яркий фестиваль, став полноценным междисциплинарным проектом в области современного искусства. Был достигнут высокий уровень медиации (тексты, фото, консультанты, репортажи и публикации, культурная программа), а междисциплинарность и экспериментальный характер сделали этот художественный проект практически неуязвимым. Став экспериментальной платформой, 17-я Молодёжная выставка явила миру новые возможности.

 

 

Всё вышеперечисленное не могло случиться без проектного усилия инициативной группы. И хотя тогда не было понятий «куратор» и «проект», сегодня очевидно, что организаторы 17-й Молодёжной выставки стали кураторами-первопроходцами, придумав и воплотив в жизнь масштабный культурный проект. Благодаря регулярности отчётных выставок МОСХа эксперимент по поиску языка репрезентации мог бы продолжаться и дальше. Но достижения не были своевременно отрефлексированы, и регулярные выставки молодёжной секции МОСХа, равно как и другие подобные смотры, не превратились в «школу практической учёбы молодых искусствоведов и критиков»[2]. Следующая по счёту 18-я Молодёжная выставка МОСХа «не отличалась особыми эффектами и находками сценарной дерзости, как и экспериментальной свежестью в подаче экспозиционного материала»[3]. Многие самобытные художественные явления и инициативы участников московского арт-пространства стали «видимыми» или стартовали благодаря феномену 17-й Молодёжной, получив в последующие годы своё развитие. По мнению Натальи Тамручи[4], с появлением на 17-й Молодёжной выставке «другого» искусства – искусства андеграунда, определённой части художников и искусствоведов резко перестало быть интересно всё, что было связано с МОСХом. Поэтому именно 17-ю Молодёжную выставку можно считать колыбелью кураторства на московской арт-сцене.

 

Сегодня один из главных кураторов 17-й Молодёжной выставки Георгий Никич говорит, что смысл заключается не в выставке, а в «мощной стратегической ценности этого проекта. Это в первую очередь не художественный проект, а проект изменения принятия оценки и системы трансляции ценностей. Это вопрос о работе системы и подсистем»[5]. Этот выставочный проект по своей инновационности как «методологии дела», намного обогнал «перестроечное» кооперативное движение. По мнению Владимира Левашова, «17-ая молодёжка стала эффектом быстрого смещения устоявшихся пластов, первым экспериментом в своей области. И поэтому была очень компромиссна»[6]. Однако именно 17-я Молодёжная выставка обозначила в художественной сфере тот перелом, который произошёл в 1980-е годы в политике государства: от неё принято отсчитывать начало нового этапа развития российского изобразительного искусства.

 

Яркий прорыв 17-й Молодёжной выставки явился вдохновляющим, но единственным в своём роде примером: развитие искусства и зарождающегося кураторства на московской арт-сцене пошло иными путями.

 

1. «…Ежегодно только по линии СХ СССР в стране проводится до 4 тысяч художественных выставок, на проведение которых прямо и косвенно затрачивается только СХ более 11 млн. рублей». // Отчет о проведении комплексных социологических исследований «Повышение эффективности художественных выставок». Москва 1987 / [машиноп. текст] М.: Союз художников СССР. Комиссия по пропаганде советского изобразительного искусства. – 1987. – С. 5

 

2. Мейланд, В. Г., Никич, Г. А. XVII выставка произведений молодых художников Москвы. (Экспериментальная выставка в рамках программы социологического и искусствоведческого исследования «Повышение эффективности художественных выставок»). Тематический экспозиционный план (ТЭП) / [машиноп. текст] // М.: Выставочный зал МОСХ РСФСР (Кузнецкий мост, 11). – 1986. – С. 3.

 

3. Кусков, С. Маршруты XVIII московской молодёжной /С. Кусков // Искусство. – 1989. – №2. – С. 12

 

4. Ситникова, О. А. Интервью с Н. О. Тамручи. – 23 октября 2018 г.

 

5. Ситникова, О. А. Интервью с Г. А. Никичем. – 19 октября 2018 г. – Ч. 1.

 

6. "В поле зрения": Владимир Левашов // Art узел [электрон. журн.]. – М. – 2015. – Режим доступа: http://artuzel.com/content/v-pole-zreniya-vladimir-levashov , свободный. – Загл. с экрана.